Иван Тракслер — о когенерационных инициативах Мироновского Хлебопродукта

ПАО «Мироновский хлебопродукт» выработало целую стратегию по созданию парка альтернативных технологий. Первым шагом стало строительство мощной биогазовой станции в Днепропетровской области на базе птицефабрики ЧАО«Ориль-Лидер». Директор компании «МХП Eco Energy» Иван Тракслер рассказал нам об этом проекте и о планах холдинга по использованию альтернативных источников энергии.

— Решает ли проект задачи, которые перед ним ставились?
12834642_10207881981140185_697994598_n— Когда начинался проект, основная задача, была утилизация куриного помета,  органических отходов, которые образовываются в процессе выращивания птицы. И эта задача на сегодня успешно решена. Сегодня мы с колес забираем 100 % куриного помета, который образовывается. В результате мы получаем качественные органические удобрения, которые используем на своих полях. То есть проблема экологии на сегодня решена полностью.
Момент номер два – дополнительное получение энергетических ресурсов. В результате брожения мы получаем биогаз и этот биогаз можно использовать несколькими путями: прямое сжигание  или когенерация.
Наиболее распространенный  способ в Украине «когенерация» — получение электрической и тепловой энергии. Электрическую энергию мы полностью продаем по «зеленому» тарифу в сеть. А тепловую энергию используем для собственных нужд и часть отдаем на потребителей.
— В каких объемах производится электрическая и тепловая энергия?
— Электрическая 5 МВт*час и тепловая 5,5 МВт* час. Комплекс функционирует стабильно, сырья у нас хватает. Мы выполнили все плановые показатели за  2014-15 года.
— Вы вкладывали свои деньги?
— Да. Плюс частично финансировал ЕБРР.
— Чье оборудование у вас на биогазовой установке работает?
— Инжиниринг  и поставку технологического выполняла  европейская компания. Нет одного производителя всего технологического  оборудования для биогазового комплекса. То есть насосы производит один, сепараторы или миксеры – другой,  автоматика разрабатывается индивидуально под тот или иной проект. Поэтому, когда делается биогазовый комплекс, подбирается технологическое оборудование, которое сможет обеспечить стабильную гарантированную работу комплекса в целом.
По когенераторам, на рынке есть 3-4 компании,  которые всем известны и они ставят свои двигатели на европейских и наших биогазовых комплексах. В основном это «Jenbacher» – компания номер один. Компании номер два — MWM (Deutz),  Caterpillar и другие. Вот, в принципе, основные компании, которые имеют достаточно опыта, квалификации для нормального сервисного обслуживания.
— Скажите, а как общий язык с населением в регионах вы находите? Часто наши собеседники сталкиваются с непониманием и страхами относительно новых объектов.
— Вначале тоже такие вопросы были. Вот биогазовый комплекс, вот а вдруг будет он перерабатывать не то, что нужно… Но за два года эксплуатации все увидели, что помет, сточные воды утилизируется, удобрения вывозятся и вносятся на поля, запаха нет. У нас вообще нет хранения помета.
— То есть все перерабатывается?
— 100% с колес и даже можем перерабатывать больше.
— В данном случае у вас получился успешный проект, достаточно мощный на стабильном предприятии, которое стабильно и ежедневно поставляет ресурсы. Что вы можете порекомендовать небольшим фермерским хозяйствам, которые не содержат такое большое поголовье, целесообразно это будет или нет?
— Если мы говорим о двух-трех коровах, то конечно нету смысла строить биогазовый комплекс. Целесообразно в Украине, я думаю, реализовывать проект, хотя бы от 1 МВт по электрической мощности. Сколько нужно будет сырья зависит от того, какой вид сырья будет использоваться. Проект от 1 МВт и выше — это уже считается промышленная мощность. Поэтому рынок Украины должен развиваться в направлении  промышленных биогазовых установок. У нас есть достаточно сырья, у нас есть достаточно больших предприятий, которые это могут делать.
12833493_10207881981020182_1411114684_n— Считается, что проекты по альтернативной энергетике достаточно затратные и отличаются долгой окупаемостью. И, к сожалению, государством субсидируется  природный газ, а альтернативная энергетика выигрывает только в плане «зеленого» тарифа, который ежегодно делаются попытки уменьшать.
— Да. Есть закон, согласно которого действуют «зеленые тарифы», но и они будут на протяжении 5-10 лет даже уменьшаться, это, конечно, плохо. Также нет дополнительных стимулов в Украине, поэтому биогазовые проекты окупаются долго. Но, развиваться нужно и многие все-таки видят развитие этого рынка.
— Отсутствие доступных кредитных ресурсов практически все альтернативщики называют как основную причину невозможности реализовать перспективные проекты.
— В Европе финансирование проектов альтернативной энергетики 2-3%, а у нас 10% — было озвучено ЕБРР. И 10 % – это еще в идеальных условиях. А может быть и больше. Поэтому … есть трудности.
— Что, на Ваш взгляд, может и должно было бы сделать государство для того, чтобы, если не финансово, то какими-то другими мерами простимулировать развитие альтернативной энергетики?
— Возможно, давать какие-то отсрочки, возмещать какие-то затраты, налоговые льготы. В  законе прописано, что есть льготы на ввоз оборудования, пока я не слышал, чтоб кто-то в Украине завез по льготам.
— Это уже несколько лет, кажется, работает?
— Оно возможно и работает, но его очень сложно реализовать.
— Сколько человек обслуживает биогазовую установку?
— Пятнадцать человек. В Европе еще меньше. У нас это связано с техникой безопасности и другими факторами. Производство электрической энергии в Европе происходит без оператора. У нас он должен быть, потому что если вдруг что-то случится, то он должен связаться с облэнерго, выяснить проблему и запустить когенерацию по новому. В Европе такого нет. Там все более защищенно и стабильно работает.
— Какой уровень образования необходим для того, чтоб человек мог работать с этим оборудованием?
— Мы можем разделить биогазовую установку на два участка. Один – это там, где непосредственно производится биогаз. Участок №2 – это производство электрической энергии. Там, где производят  электрическую энергию, там у нас работают люди, которые имеют высшее образование – электрики, электрики-энергетики. Они во первых, прошли обучение, а во-вторых, у них есть допуск к этим работам.
По людям, которые занимаются производством биогаза. Биотехнолог – у него высшее образование, он понимает, как делать лабораторные исследования, что проверять, что контролировать. Операторы который управляет биогазовым комплексом  – среднее образование. Они прошли обучение в период пусконаладки, в запуска комплекса. Эти знания позволяют управляет комплексом автоматическом режиме.  Они знают, где какие процессы происходят и как управлять или устранять проблемы. Начальник комплекса – это ответственный менеджер, который управляет уже всеми  участками вместе, у него тоже высшее образование.
— Если бы сейчас была регламентирована база по нормативам, интересно было бы продавать газ населению из близлежащих пунктов?
— Сейчас ситуация такая, что цена на газ падает, население не платит. Поэтому продажа газа населению – это последнее, что может быть.
Правильное направление – это производство электрической энергии.  Нет «зеленого» тарифа на биометан как в Европе. Там  стимулируют развитие этого направления. У нас есть «зеленый» тариф на электричество и это первый главный стимул для развития.
— Скажите, «зеленый» тариф Вы получали тяжело?
— Как и все. А кто-то получал его не тяжело? (улыбается)
— К сожалению, большинство жалуется, что запутанная и достаточно коррумпированная схема получения «зеленого» тарифа, не всем удается.
— Может быть не удается потому, что проект или объект сделан не так, как нужно. Моменты могут быть разные но когда объект построен правильно, согласованы все технические условия на выдачу, то процедура просто затягивается во времени бюрократически.
— Насколько я понимаю, у Вас кроме бюрократических проволочек, больше никаких препятствий не возникало?
— Мы получили все технические условия на выдачу, выполнили эти технические условия, прошли всю цепочку согласований и получили «зеленый» тариф, не вовремя, конечно, хотелось бы раньше, но получили.
— Скажите, сколько от момента проектирования и до момента пуска биогазовой станции прошло времени?
— В мае 2012 года мы начали строить, первый биогаз получили в январе 2013-го.
— Вы заявляли, что у вас серия подобных проектов планируется. Что-то кроме этой фабрики  реализовали?
— Сейчас мы на стадии разработки концепта и скорее всего это может быть Винницкая область, планируется биогазовый комплекс 26 МВт. Сроки реализации проекта  будут зависеть от финансирования и от других факторов.

 

Беседовали Ирина Тарановская и Елена Мочалова

Поделиться:

FacebookTwitterGoogleVkontaktePocket

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Connect with: