За последние два года бизнесу легче жить не стало — Дмитрий Ляшенко, Велмаш-Украина

Директор ООО «Велмаш-Украина» Дмитрий Ляшенко — о развитии бизнеса, энергоэффективности и клиентоориентированности; о том, почему экологичное топливо просто отапливает воздух, вместо того, чтобы способствовать энергетической независимости нашей страны. И о том, как эту ситуацию изменить с выгодой для бизнеса и для Украины.

— Ваша компания один из ведущих операторов на рынке подъёмной техники и спецтехники для леса…
— Я бы даже сказал, наши компании. «Д Лайт» и  «Велмаш-Украина» – это две компании, которые мы создали. Одна из них производственная, вторая — оператор на рынке для продажи техники, а также для сервисного обслуживания. С 2002 года мы начали производство специализированной техники для лесной отрасли. Все начиналось с работы по ремонту манипуляторов. В дальнейшем мы пришли к производству лесовозной и сортиментовозной техники на различных шасси автомобилей. Связано это с заготовкой и вывозкой леса с участка непосредственно на нижний или промежуточный склад в лесных хозяйствах. После этого мы освоили также продажу техники, связанной не только с вывозкой, но и заготовкой и переработкой лесопродукции.
В нашей компании работает порядка 100 человек. Это и технический отдел, и конструкторская, и сервисная служба. Сервисная служба насчитывает пять центров по всей территории страны, от Закарпатья до восточной Украины. Мы представлены в Харькове, в Виннице, в Закарпатье, в Киеве и во Львове, где у нас есть также офисы по продаже и обслуживанию техники.
— Что собой представляют сервисные центры?
— Это специализированный автомобиль с  персоналом, который прошел обучение на предприятиях производителей техники. Например, в Финляндии есть наши партнеры. Компания «Tajfun» в Словении, которая выпускает технику для заготовки, это трелёвочные лебедки, для переработки топливной древесины в колотые дрова. Также компания «Farmi Forest» (Финляндия), которая производит дереводробильные комплексы.

SONY DSC

Девиз сервисной компании: «Не клиент едет к нам, а мы едем к клиенту». Удаленность максимальная 300 км, что позволяет в течение 24 часов по вызову клиента приехать на гарантийный случай или обслуживание техники непосредственно на базе клиента.
— А производственную базу создавали с нуля?
— Сначала мы арендовали на государственном предприятии какие-то площади, со временем нам удалось построить уже на своих мощностях производственную компанию. У нас порядка 4,5 тысяч квадратов производственных площадей, которые, хочу отметить, на сегодняшний день обеспечены всем необходимым оборудованием — от плазменной резки до грузоподъемных механизмов. Также все площади отапливаемые, и, что очень важно, отапливаются не с помощью природного газа, а альтернативными видами топлива, котельная установка на пеллетах.
Нашими основные клиенты в лесной отрасли — лесозаготовительные предприятия, которые входят в структуру Агентства лесных ресурсов Украины, а их порядка 400 отдельных компаний, которые занимаются выращиванием, заготовкой, переработкой, реализацией лесопродукции. Мы их всех знаем по всей территории Украины. Они нас также прекрасно знают.
В этой связи  хотел акцентировать внимание на комплексе, который мы разработали и сейчас вводим в эксплуатацию. Испытания проходят на территории лесхоза Харьковской области. Это получение альтернативных видов топлива из порубочных остатков, которые остаются на участках лесосек и заготовки ликвидной или неликвидной древесины.

SONY DSC

В цифрах примерно это выглядит так. На сегодняшний день Агентству лесных ресурсов принадлежит порядка 80% всех лесов в Украине, остальное – это частично коммунальные или военные лесхозы. Агентство лесных ресурсов в год заготавливает где-то примерно от 12 до 13 миллионов кубометров древесины. Из них порядка 10-15% составляют порубочные остатки в виде веток, верхушек деревьев, которые по итогу остаются на участках для перегнивания или их просто там же в лесу сжигаются.
Но мы все понимаем, что это не рационально, и до определенного времени, пока газ и топливо стоили более-менее дешево, никто этим не занимался и не смотрел на это направление. На сегодняшний день, когда все это подорожало, особенно природный газ, тем более он у нас оплачивается в иностранной валюте, лесники задумались о том, как переработать эти лесосечные отходы, вывезти и, понятное дело, сжечь их где-то не в лесу, а в установке топливной, в котле, чтоб получить какую-то энергию и пустить эту энергию в правильное русло.
Объемы в цифрах  такие: ориентировочно 1,5 млн кубометров ежегодно сжигается в лесу или оставляется для перегнивания. Чтобы это было как-то понятно в цифрах, где-то порядка миллионов тонн, с каждой тонны можно получить от 2000 до 3000 Ккал энергии, что можно перевести в деньги и посчитать экономию.
Так вот, комплекс о котором я начал говорить, был создан нами на базе дробильной установки «Farmi», производитель Финляндия. Оснащена эта дробильная установка манипулятором, установлена на прицепе нашего производства, агрегируется с более мощным трактором «МТЗ 1221». Этот комплекс сопровождается другим трактором и манипулятором для вывоза щепы, полученной на лесном участке к дороге с твердым покрытием, где эта щепа будет дальше погружена на автомобиль, отвезена к покупателю, непосредственно к котлу, в котором эта щепа должна быть сожжена для получения энергии.
То есть древесные отходы, которые раньше просто сжигались в лесу, теперь дадут энергию, которая подогреет воду, обогреет наше жилище, сэкономит топливо и уменьшит потребление газа в Украине.
— Ощутили ли вы в последнее время значительный рост спроса на такую продукцию?
— Да, запросы поступают довольно часто и их количество растет. Но конечно же, такое оборудование  — оно дорогостоящее, условно, ориентировочная  стоимость такого комплекса из двух тракторов, оборудования щеподробильного – около 90 тысяч евро, и его не купишь за счет оборотных средств, должны быть какие-то финансовые инструменты. На сегодняшний день наши банки не готовы в связи с нестабильной экономической ситуацией предоставлять долгосрочные финансовые инструменты, кредиты, лизинги нашим потребителям в гривне под интересные проценты. Мы понимаем, что брать кредиты в валюте на сегодняшний день — это большой риск для заемщика и, в связи с этим, нет нормального роста переработки такого вида отходов, как порубочные лесосечные отходы.
— К сожалению, отсутствие дешевых заемных средств практически все называют среди основных препятствий развития отрасли, в том числе и альтернативной энергетики. Кто еще Ваши основные клиенты, если мы говорим не только о деревоперерабатывающей отрасли?
— Мы также делаем специализированный транспорт для ломозаготовителей. Это тоже отрасль довольно-таки интересная. Раньше весь этот лом собирался какими-то подручными средствами, руками, сносился и никак не перерабатывался, просто в таком виде отправлялся на комбинаты. Понятное дело, что это стало уже нерентабельно. Чтобы уменьшить свои накладные расходы,  предприятия начали покупать автомобили с манипуляторами, самосвальным кузовом, для того, чтобы этот лом собирать манипулятором и дальше его измельчать, прессовать, брикетировать и отвозить на плавильные комбинаты. Это — ломозаготовители.

SONY DSC

— А как часто ваша компания сталкивается с вопросами утилизации и насколько экологично удается с ними справляться?
— Наверное, мы как машиностроительное предприятие на сегодняшний день особо не испытываем каких-то проблем с отходами. Единственное, что у нас остается — лом, который мы в дальнейшем планируем освоить, переплавлять его, организовать литье у себя на предприятии, для того, чтобы из этого лома изготавливать какие-то комплектующие или части деталей наших машин и тем самым уйти от сдачи лома и покупки дорогостоящих материалов, металла и дальнейшей его обработки.
— Альтернативщики часто говорят о своей вере в то, что в этот рынок в ближайшее время будут серьезные инвестиции.
— Здесь я согласен на сто процентов. Почему? Потому что та разница в цене, которая сегодня существует между стоимостью гигакалории, полученной из природного газа и полученной из альтернативных видов топлива, у нас в стране, она существенная. И тем самым это направление будет привлекать интересные ресурсы, инвестиции в эту отрасль. Потому, что я думаю, на сегодняшний день рентабельность позволит сюда прийти и здесь заработать на разнице между получением энергии из природного газа и из альтернативных видов топлива. Поэтому да, я вижу, что, возможно, это будет. Но в стране должен наступить определенные порядок и спокойствие. Потому что мы все понимаем, что деньги любят тишину.
— Многие наши собеседники произносили сакральную фразу: «Не помогаете, то хотя бы не мешайте. Мы все равно будем идти где-то в фарватере, но пусть государство хотя бы подтягивается». Как Ваши отношения складываются в этой плоскости?
— Скажу так, что лучше не стало. Пока, наверно, это единственный ответ. За эти два года мы не ощутили, что на нас меньше стали обращать внимание, как минимум, я имею в виду проверяющие органы. О том, что нам помогают, мы просто не говорим.
— Чего ожидаете от 2016-го?
— Я думаю, что перспективы у нас довольно-таки неплохие. В связи с тем, что, как все знают, вышел запрет на экспорт древесины. Соответственно это одна из причин, почему сюда должны прийти инвестиции на переработку. Будет переработка – будут отходы. Будут отходы – будут альтернативные виды топлива. Я уверен, что все древесные отходы не должны нигде перегнивать, лежать, экспортироваться или вывозиться, они должны принести пользу здесь, они должны стать источником энергии здесь, на территории Украины. И тем самым мы все-таки уменьшим зависимость нашей страны от природного газа.

 

Беседовала Елена Мочалова

 

Поделиться:

FacebookTwitterGoogleVkontaktePocket

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Connect with: